«Была ли оккупация? Это неважно!»

 
13.05.2010
 
Оценка событий 1940 года, история нацистских репрессий, коллаборационизм в Латвии — эти и другие острые темы обсуждали на международной конференции «Вторая мировая война и страны Балтии». На конференции выступали и маститые московские исследователи, и ученые Академии наук Латвии.
 
Кому было отдавать власть?
 
Заведующий отделом Прибалтики института стран СНГ, доктор политологии Михаил Александров рассмотрел события 1940 года с неожиданного ракурса. Он отметил, что сторонники и противники «теории оккупации» никогда не убедят друг друга в своей правоте. А с точки зрения самого Александрова, вопрос о том, была в 1940 году оккупация или же революция, несуществен. Доктор политологии видит ситуацию следующим образом. Во время Второй мировой войны временная оккупация в оборонительных целях (чтобы территория не досталась противнику) осуществлялась всеми крупными странами и была, по сути, признана законной. Англия и США оккупировали Исландию, Англия и СССР — Иран, Англия оккупировала в 1942 году Мадагаскар, чтобы тот не достался японцам, в Северной Африке американцы заняли французский Алжир… Этот список можно продолжить. Даже Уинстон Черчилль признавал, что контроль над Прибалтикой нужен был СССР из соображений безопасности. По мнению Александрова, Латвия нейтральной оставаться не могла. Если бы республика не оказалась в составе СССР, ее, несомненно, оккупировал бы Гитлер, захвативший почти всю Европу.
Александров заметил, что в 1944 году Советский Союз Латвийскую Республику не оккупировал. Потому, что ее не существовало в природе — существовал рейхскомиссариат «Остланд». И в том году произошло не уничтожение государственности Латвии, а ее восстановление в форме Латвийской ССР. Вопрос: кому можно было передать власть в Латвии после ее освобождения от гитлеровцев? По всей Европе к власти приходили антинацистские силы. Во Франции с нацизмом боролись не только коммунисты, но и генерал де Голль, и он стал руководителем страны. А в Латвии на политической арене выступали только коммунисты и коллаборационисты. Коллаборационистов, однако, преследовали по всей Европе. Александров привел пример: в Норвегии после прекращения нацистской оккупации могли отправить за решетку только за то, что человек делал карьеру при нацистах. К примеру, стал рабочий бригадиром в годы оккупации — изволь в камеру! И что, после победы над фашизмом СССР должен был передать власть офицерам латышского легиона SS? Советский Союз бы не поняли… Более того, еще на Тегеранской конференции Рузвельт не возражал против того, чтобы Латвия находилась в составе СССР. Западные державы изменили свою позицию только в годы «холодной войны».
 
Латвийский профессор Валдис Блузма говорил о договоре от 5 октября 1939 года, после которого в ЛР появились советские военные базы. Он отметил, что договор Латвия подписала под давлением, но так как ни в 1939 году, ни после восстановления независимости латвийские власти не выступили с заявлением, что соглашение было навязано Латвии, договор следует считать законным. События июня 1940 года, по его мнению, можно было охарактеризовать как «превентивную оккупацию».
 
Не герои, а жертвы
 
Говорили на конференции и о латышском легионе SS. Весьма интересным было выступление сотрудника Института истории Латвийской академии наук Артура Жвинклиса. Он подчеркнул, что людей в легион призывали насильно, что это было преступлением гитлеровского режима против латышского народа. С его точки зрения, акции 16 марта — позорные, ибо не гордиться надо борьбой на стороне Гитлера, а осуждать мобилизацию в легион. Само создание легиона было нарушением со стороны нацистской Германии международного права. Для Латвии это обернулось трагедией. Однако виноваты в этой трагедии не только нацисты, но и те латвийские чиновники, что способствовали созданию легиона.
Журналист Ракурса Александр Гурин рассказал о деятельности латышских коллаборационистов в последний период войны. Как известно, Германия создала во время войны несколько марионеточных государств в оккупированных странах — Хорватию, Словакию. А вот восстановить ЛР нацисты не хотели даже тогда, когда стало очевидно, что война проиграна. Зато они использовали коллаборационистов в пропагандистской игре. В феврале 1945 года под патронажем Гиммлера в Потсдаме был создан Латвийский национальный комитет во главе с генеральным инспектором латышского легиона SS Бангерскисом. Несколько недель члены комитета разъясняли латышам, как Гитлер облагодетельствовал Латвию. А 10 марта в Лиепае эсэсовский генерал Берендт встретился с Бангерскисом и без обиняков заявил: «Вы не являйтесь правительством Латвии». 1 мая 1945 в Берлине батальон 15–й дивизии SS под командованием старшего лейтенанта Нейландса продолжал оборонять прах мертвого фюрера: латышские легионеры защищали рейхсканцелярию. Но даже это не подвигло нацистов на признание независимости Латвийской Республики!
 
 
На злобу дня
 
Участники конференции говорили о многих злободневных вопросах. Молодой латвийский исследователь Влад Богов рассказал о том, что в Латвии не хранят память о сотнях тысячах погибших здесь советских военнопленных. Только в Риге их погибло 130 тысяч. Вот несколько «адресов». В 1941 году в казармах на улице Пернавас был создан концлагерь. Подавляющее большинство десятков тысяч военнопленных зимой жили здесь под открытым небом. В этом концлагере умерли 47 тысяч человек. Концлагерь был и на Слокас в бывших казармах автотанкового полка. Здесь погибли 15 тысяч человек. Еще один концлагерь был на Виенибас гатве. Погибших хоронили в Зиепниеккалнсе (40 тысяч), на улицу Грауду, в Бикерниексом лесу, на Новом еврейском кладбище, в Шкиротаве, в Спилве. «Где памятники десяткам тысяч погибших?» — задал вопрос Влад Богов.
 
Руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» россиянин Владимир Симиндей исследовал содержание латвийских школьных учебников истории и пришел к выводу, что часть из них создает негативный образ русских и России. Директор фонда «Историческая память» Александр Дюков заметил, что советский режим ныне представляют в Латвии исключительно как режим жутких репрессий. Но при этом возникает вопрос, как же бывшие легионеры SS дожили в Латвии до наших дней и даже могут участвовать в шествиях 16 марта? Историк рассказал о послевоенной судьбе пленных легионеров. Часто их просто отправляли домой и относились к ним намного мягче, чем к коллаборационистам из «старых» республик СССР.
 
Профессор Дипломатической академии МИД России Владимир Штоль отметил, что сегодня в Латвии есть люди, которые полагают, что было бы лучше, победи во Второй мировой войне немцы. Дескать, жили бы сейчас, как в Германии. В связи с этим профессор остановился на подробностях германского плана «Ост», по которому часть латышей планировалось после войны вовсе выселить из Латвии, а часть — онемечить.
 
Сергей Репнин
 
Оригинал статьи тут